Святое братство Александра Пушкина

  • 06.06.2020 12:43
  • 110 Прочтений

6 июня, если бы не коронавирус,  мы собрались бы на торжественном возложении цветов у памятника Пушкину-лицеисту в честь очередной годовщины великого поэта со дня рождения. Звучали бы речи – от представителей Всероссийского музея А.С.Пушкина, администрации Пушкинского района. Наверное, кто-нибудь из них обязательно упомянул о святом братстве лицеистов, но в этот раз митинга не будет. О святом братстве лицеистов расскажем мы.

                Александр Пушкин, проведший безвыездно с 1811 по 1817 годы в лицее, впоследствии вспоминал о них как о самых счастливых годах своей жизни. Хотя вначале он испытывал большие трудности в общении с однокашниками, потому как был неровен в обращении: то приветлив и общителен, то вспыльчив и груб. Все свои ошибки, неприятности за день он привык обговаривать со своим ближайшим другом Иваном Пущиным. Тот жил через стенку от комнаты Пушкина, и чуть ли не каждый вечер они разговаривали до полуночи. Затем, после окончания лицея, Пушкин и Пущин  переписывались, встречались. Пущин, понимая особое предназначение друга, не рассказал ему о тайном обществе, тем самым подарив Пушкину несколько лет для литературного творчества. Пущин посетил в 1825 году поэта в Михайловском, –  вспоминаем: «мой первый друг, мой друг бесценный» - знаменитое поэтическое посвящение Пущину от Пушкина. А когда Пушкин был на каторге (он принимал участие в восстании декабристов в 1825 году), то  Пушкин переслал ему стихотворение «Во глубине сибирских руд».

                В лицее царил дух поэтического и прозаического творчества. И не сразу Пушкин выделился  среди других лицейских поэтов. Писали многие: Вильгельм Кюхельбекер, Антон Дельвиг, Николай Корсаков. А Алексей Илличевский сравнивался вначале даже Державиным, тогда как Пушкин лишь с менее выдающимся Дмитриевым. Но именно воспитанники лицея первыми осознали, что Пушкин выделяется среди них на поэтическом поприще, что нет ему равных. И тот же Алексей Илличевский написал, что свет его поэзии падет отблесками и на произведения других поэтов-лицеистов. Отдав лиру первенства Пушкину, лицеисты изменили отношение и к самому Пушкину, относясь более снисходительно к недостаткам его характера. Именно, то, что они первыми поверили в его музу, дало веру и поэту. И не случайно Пушкин потом писал «святому братству верен  я». После окончания лицея были у него и новые встречи, и новые знакомства, и новые друзья, но всегда лицейские друзья были на особом месте. На недосягаемом -  для других.

                Пару слов хотелось бы рассказать о двух других поэтах и  близких друзьях Пушкина – Антоне Дельвиге и Вильгельме Кюхельбекере.

Антон Дельвиг

                Барон Антон Дельвиг в лицее отличался  ленью. Верней, он был всегда сосредоточен на своих мыслях, а все остальное было настолько ему неважно, что он был крайне  рассеян и небрежен. Он тоже писал стихи, и много. Любил рассказывать разные истории. Так, в квартире у лицейского преподавателя Чирикова Тося (кличка Дельвига)  рассказал о военном походе 1807 года так правдоподобно, что заставил думать слушателей, что он каким-то образом принимал участие. Именно его стихотворение было напечатано первым среди лицеистов в «Русском вестнике» под псевдонимом  «Руский». Среди множества рукописных журналов, издававшихся в лицее - «Пловцы», «Лицейский мудрец», «Неопытное перо» - он являлся редактором нескольких из них. Потому как был прекрасно начитан, знал несколько языков и переводил. Пушкин и в то, незабвенное лицейское время, и после, всегда доверял его мнению, поэтическому чутью, поэтому непременно советовался с ним.

После окончания лицея Дельвиг одно время работал под началом Крылова в Императорской публичной библиотеке.  К слову сказать, что в Михайловское, в ссылку к Пушкину, Дельвиг тоже приезжал, как и Пущин, только на более долгий срок, чем последний. Тогда Дельвиг опоздал на службу в библиотеку, и директор библиотеки  Оленин даже был вынужден его уволить.  Дельвиг  женился на Софье Михайловне Салтыковой,  они дома образовали  литературный салон, который посещали как лицейские его друзья, так и новые знакомые – литераторы, издатели, писатели.  В то время он издавал журнал «Северные цветы». Это был чистый, душевный, честный очень искренний человек. В своем журнале  он часто печатал произведения Пушкина. Всегда в письмах с нетерпением торопил его – присылай стихи как можно скорее…

                Вскоре Дельвиг стал издавать «Литературную газету». После того, как его вызвал к себе шеф жандармов  Бенкендорф и подверг  жесточайшей критике газету, Дельвиг сильно переживал. 11 января 1831 года он занемог, 18 января с утра он еще играл на рояле, а вечером скончался. Пушкин писал, что это была первая оплаканная им потеря, - «он был лучшим из нас». Последний номер журнала «Северные цветы»  издал Пушкин, помогая семье Дельвига: жене и дочери Лизоньке. Молодая вдова в этом же году вышла замуж за младшего брата поэта Боратынского Сергея и прожила долгую жизнь. Пушкин написал на смерть поэта стихотворение, где пророчески сообщил, что следующая смерть среди лицеистов – будет его. .

Вильгельм Кюхельбекер

                Ну и досталось Кюхле, так звали Вильгельма в лицее однокашники. Кюхля был внешне нелеп:  тощий, высокий, сутулый, с длинным носом. Кропал какие-то стишки. Вдобавок еще и глуховат. И постоянно подвергался насмешкам. Вспыльчивый, неуклюжий, он вечно попадал  в какие-то переделки. Пушкин слагал на него злые эпиграммы, и другие лицейские поэты не отставали тоже. Иван Малиновский однажды вылил Кюхле на голову суп, тот попробовал утопиться в пруду, откуда его преподаватели вытащили. К сожалению, по окончании лицея череда нелепостей, неприятностей,  чем дальше, тем больше преследовала его.

                Но все же Пушкин и Кюхельбекер были близкими друзьями. Да, и как иначе - душевный, добрый, честный, ранимый Кюхля.И по окончании лицея они не прерывали дружественные отношения, поддерживая друг друга. Кюхельбекер тоже принял участие в декабрьском восстании 1825 года, там пытался даже убить великого князя Михаила Павловича. Его приговорили к 25 годам каторги, которые потом заменили десятью. Но многие из этих лет он провел в крепостях, в одиночных камерах. Подорвав на каторге здоровье, почти ослепший, он умер в 50 лет. Тем не менее, пока Пушкин был жив, Вильгельм  всегда чувствовал его поддержку. Пушкин посылал ему стихи, книги. Печатал его произведения в журнале «Современник», правда, под псевдонимом, что равносильно в то время было подвигу. Письма Пушкина  для несчастного государственного преступника были, словно глотком свободы, и напоминали незабвенное лицейское время.  Им довелось испить горькую чащу прощальной встречи. В 1827 году на почтовой станции Залазы они встретились. Тогда Пушкин ехал в Петербург, а Кюхельбекера перевозили в Динабургскую крепость. Пушкин увидел арестанта в кандалах, но что-то знакомое было в нем. Они бросились друг другу в объятия. Двое здоровенных жандармов еле-еле их разняли. Кюхельбекеру стало плохо, ему дали воды.

                Воспитанный лицеем на высоких нравственных началах – дружбы, чести, любви, братства, Пушкин через  всю жизнь пронес  идеалы своей юности. Оставался верен им до конца. И заплатил за них жизнью...

Марина Орлова

Пушкин в Михайловском. Художник Шилов. 2001.

 


 

Портрет Софьи Дельвиг. Ревель. 1827. Художник Шлезигер.

 

 

Вильгельм Кюхельбекер. Рисунок Александр Пушкина.


Назад