Кипренский Орест.

  • 04.02.2021 16:06
  • 130 Прочтений

Дорогие краеведы, 4 февраля прошло онлайн мероприятие в рамках  клуба «Отечество» об Оресте Адамовиче Кипренском. Вы можете ознакомится здесь со статьей.

Орест Кипренский

Благодаря блестящему портретисту первой половины 19-го века, мы знаем как выглядели знаменитые поэты, писатели, государственные деятели того времени. Целую их галерею он оставил. Кипренский прожил не длинную жизнь, и не все, что он создал, до нашего времени сохранилось. Но то, что осталось, будет жить в веках.

            А вроде бы жизнь с рождения ему никаких особых привилегий не сулила. Родился он в 1782 году от помещика Дьяконова и крепостной Анны Гавриловой. Отец сразу ему дал вольную, чем безмерно осчастливил мать. А затем удачно пристроил ее замуж за дворового человека Адама Швальбе. Тот любил мать и приемного сына, был добр. Показывал рисунки Ореста своему благодетелю Дьяконову. Тот сумел сообразить, что малец-то талантлив. И уже в шестилетнем возрасте послал его в училище, действующее при Академии художеств. Мальчик долго в слезах оглядывался на мать, когда бричка увозила его в неведомое будущее. Он ее навсегда запомнил такой: миловидной, всю в слезах, простоволосой. В дальнейшей жизни он не порывал связи с родными, изредка приезжая на мызу Нежинскую (ныне деревня Нежново), которая находилась возле Копорья под Санкт-Петербургом.

Императорская Академия художеств

            Трудно было учиться мальчику в училище. Впрочем, не ему одному. Учащиеся вставали в 5 часов утра, умывались, собирались на молитву. Получали нехитрый завтрак: хлеб и заваренную траву, вместо чая. Причем, хрустящие горбушки хлеба доставались самым худосочным мальчикам, а тонкие кусочки хлеба – высоким ребятам. Вначале учеба по предмету - рисунок и живопись – была неинтересной. Воспитанники долго учились рисовать разной формы предметы, тень от них, растирать и готовить краски. Постепенно самые ленивые и неспособные отсеивались. Орест учился легко - история, математика, естественные науки. Все ему нравилось, все приносило радость.

            В Академии художеств его определили в класс исторической живописи, что означало - профессора в него поверили. Ведь только самые способные могли заниматься живописью, а кто не совсем соответствовал высоким требованиям, предъявляемым к живописцам, шли в скульпторы, архитекторы. Впрочем, и среди живописцев существовала иерархия – больше всего ценились художники, специализирующие в исторической живописи. За время обучения в Академии Орест заслужил несколько малых золотых и серебряных медалей. Но почему-то в пенсионерскую поездку за границу его не спешили отправлять. В эту пору его благодетелем стал известный меценат Александр Сергеевич Строганов, президент Академии художеств. Он его снабжал заказами, кормил дома и оказывал покровительство. Все, кто знал Александра Сергеевича, отзывались о нем, как о человеке большой души.

Москва, Тверь

            В 1808 году судьба продолжает благоволить к Кипренскому. Он едет вместе со скульптором Иваном Петровичем Мартосом в Москву. Поездка, которая предполагалась продлиться три месяца, оказалась продолжительностью в два года. Кипренский завязал близкое знакомство с губернатором Москвы Федором Васильевичем Ростопчиным. Свидетельство этого сближения  два портрета – его самого и его жены Екатерины Петровны.  Патриот Москвы, библиофил Ростопчин, который был губернатором и после нашествия Наполеона, оказал покровительство Кипренскому. Москва, совсем непохожая на чопорный военный Петербург, бывшая столица с церквями сорока сороков, пала под талантом Ореста Кипренского. Появляются портреты, которые дошли до нашего времени в этот период: А.А.Челищева, гусара Давыдова. В 1811 году Кипренский переезжает в Тверь, к великой княгине Екатерине Павловне, любимой сестре императора Александра I. Он вынужден работать при ее дворе, соблюдать придворный этикет, что не могло молодого, темпераментного Ореста не смущать. Почему-то от годичного пребывания в Твери не сохранилось живописных портретов, а осталось несколько графических (в карандаше).

            Отечественная война с французами 1812 года не могла не отложиться на жизни и творчестве Ореста. Он пишет множество портретов блестящих гвардейских офицеров, декабристов. Среди его знакомых – будущий декабрист Никита Муравьев. Он подолгу живет в гостеприимном доме Муравьевых, у матушки Никиты Екатерины Федоровны. Так, в 1813 году он жил на даче у Муравьевых в Царском Селе, что также нашло свое отражение в сохранившихся работах. Конечно, в 1813 году он не мог не видеться с Пушкиным, с которым познакомился еще в бытность в Москве у родственников Пушкиных – Бутурлиных.

Благословенная Италия

            В 1816 году Орест Адамович, в возрасте 34 лет, получает, наконец, разрешение на пенсионерскую поездку за границу. Он посещает Швейцарию, Италию. Поначалу он несколько разочарован благословенной Италией. Оказывается, в ней много нищих, в деревнях люди живут в бедных домах, которые совсем не соответствуют окружающему красивому пейзажу. И все же он обоснуется в Риме и постепенно обрастет заказами. Но, в основном, он будет писать для богатых русских соотечественников. Его мечта – создать большое историческое полотно на историческую тему, так и останется мечтой. Правда, он будет к ней подступать, и сохранится множество крупных графических набросков, но  - не больше. Тем не менее, то шестилетнее пребывание в Италии, знакомство с античными памятниками, музейными собраниями, его намного продвинет в творчестве. Он пишет много, плодотворно, живопись становится его смелее. Парадоксально, что лучшие произведения в жанре портрета – его автопортреты. Наверное, здесь он не боится потрафить заказчику и старается быть честным перед собой,  поэтому они у него получаются лучше. Итальянские художники настолько прониклись его творчеством, что даже заказывают ему – первому среди русских художников! – свой автопортрет для галереи Уффици. А портрет его приемного отца «Адам Карлович Швальбе» итальянские  специалисты относят к кисти Рембрандта, и Кипренскому стоит немалых усилий их разубедить.

            Но случается непоправимое. В мастерской Кипренского найдена мертвой его натурщица. Ее убил молодой, ревнивый слуга художника. Хотя полиция не предъявляет к художнику претензий, но многие заказчики от него отворачиваются. Кипренский в 1822 году едет в Париж, и там даже соотечественники его сторонятся.

Портрет поэта

            Ореста Кипренского принимает снова родина. Он в Петербурге с 1823 года. И хотя столичные критики, художники отзываются похвально о творчестве Кипренского, спешат засвидетельствовать ему свое почтение, знакомясь с его новыми картинами… Но высший свет от него отвернулся. Император Александр I  и великие князья не дают ему аудиенции, а, на них смотря, не спешит принимать высший свет. Тогда ему  поддержку оказывает Дмитрий Николаевич Шереметев – сын богатого графа Николая Петровича Шереметева и его бывшей крепостной актрисы Параши Жемчуговой. Видимо, Шереметев, памятуя о своем непростом происхождении, не может не помочь Кипренскому. Он ему заказывает портрет, и этот портрет молодого блестящего офицера - удача Кипренского. На очередной выставке в Академии художеств об этом портрете только и говорят, вкупе упоминая и другие его работы, представленные на выставке. В сонме похвал выделяется голос вице-президента Академии художеств Федора Петровича Толстого, скульптора, автора медальонов на тему победы России над Францией. Наконец, Кипренский получает аудиенцию у императрицы Елизаветы Алексеевны. Он пишет ее погрудный портрет.

В 1827 году Кипренский пишет портрет поэта Александра Сергеевича Пушкина. По-видимому, за время написания портрета они сильно сближаются. В этот период в творчестве Пушкина много отсылок к благословенной Италии, что может косвенно говорить о множественных разговорах о ней с Кипренским. А самый главный результат совместных сеансов - портрет Пушкина, про который поэт написал:  «Себя как в зеркале я вижу…» Действительно, все люди, кто знал Пушкина, говорили, что его изображение, созданное Кипренским, было больше всего похоже на поэта. Именно Кипренскому удалось передать дух величайшего поэта – человека, которому присуще поэтическое вдохновение. Но даже, несмотря на эту большую удачу, все же дела Кипренского не поправляются, у художника много долгов.

В 1828 году он снова едет в Италию, здесь он проживет до конца своей недолгой жизни, уйдет в мир иной в 1836 году. Последние годы в Италии будут сопряжены с интенсивным трудом, которые, однако, не принесут ему материального благополучия. В тот период его близким другом становится скульптор, художник Торвальдсен, Кипренский написал его замечательный портрет. Великий датчанин ценит его талант, и надеется, что художник напишет еще много стоящего… В 1836 году – за три месяца до своей смерти от воспаления легких, Кипренский женится на Анне-Марии («Мариуччи» – дочери убитой натурщицы), между ними 30 лет разницы. Перед тем, как жениться на католичке, Орест Адамович принимает католичество. Его дочь родится уже после смерти художника.

Свое вечное упокоение величайший русский художник найдет в церкви Сант Анреа Делле Фратте. Его захоронение с надгробием до сих пор сохранилось. На стеле написано, что она поставлена в честь знаменитого русского художника на средства всех живущих в Риме русских художников, архитекторов и скульпторов.  Они оплакивают «столь великий светоч своего народа и добродетельную душу».

Марина Орлова

Сканы из книги: Бочаров И., Глушакова Ю. Кипренский. – М.:Молодая гвардия, 2001. – 390 с.

Орест Кипренский. Автопортрет.

Портрет Е.П.Ростопчиной

"Мариучча"

Портрет Пушкина. 1827.


Назад