Архитекторы Нееловы

  • 14.03.2018 14:46
  • 279 Прочтений

В интернате № 2 (бывший дом Архитекторов) силами сотрудников краеведческого отдела библиотеки им.Д.Н.Мамина-Сибиряка проходит цикл лекций, посвященный архитекторам Царского Села.  12 марта в рамках цикла состоялась лекция «Архитекторы Нееловы в Царском Селе».

Династия архитекторов Нееловых созидала в Царском Селе более ста лет.  После их деятельности остались многие архитектурно-исторические достопримечательности, без которых мы сейчас не представляем наш город, музей-заповедник «Царское Село».

Основатель династии – Василий Иванович Неелов (1721-1782) – по своему рождению был далек от архитектуры. Он был сыном одного из офицеров Преображенского полка. Свою службу в качестве помощника архитектора Михаила Земцова начал рано, в 1735 году. Но настолько себя хорошо зарекомендовал, что в 1744 году по просьбе архитектора Андрея Квасова Неелов был определен на работы, проводимые в Царском Селе. Именно с 1744 года начинается его служба в Царском Селе, которая продлится до самой смерти.

                Василий Неелов работает много над интерьерами Большого Царскосельского дворца. Он занимается укладкой паркета из наборного дерева, поступившего из Курляндии. Пишет рапорты, присматривая за написанием икон в церкви Воскресения Христова. Также ощутим его вклад в создание покоев левого флигеля возле церкви. В то время он разрушает висячий сад Растрелли, и оборудует жилые помещения на первом и втором этажах.

                Главная же заслуга Василия Неелова в том, что он первый спроектировал живописный парк, расположенный от Большого пруда до границы с дорогой, ведущей в деревню Баболово. Летом 1773 года масса воинского люда работало на Большом пруде. До этого пруд имел геометрические очертания, а летом вода из него была спущена, и его берегам придали плавные очертания по проекту Василия Неелова. На границе Большого пруда появился Мраморный мост, над проектом которого трудился архитектор в 1770-м году.  От Мраморного моста, восходящего своими пропорциями и очертаниями к палладианским постройкам, Василием Нееловым были созданы острова, получившие впоследствии название Лебяжьих, распланированы дорожки,  прорыты мелиоративные канавы. На берегу Большого пруда по его же проекту появляются хозяйственные постройки: шлюпочный сарай и два птичника. Впоследствии они получают название Адмиралтейства. Василий Неелов оформляет вроде бы утилитарные постройки как пышную театральную декорацию, в которой использует симбиоз готических и классицистических мотивов.  Особенно Адмиралтейство хорошо смотрится с противоположного берега Большого пруда – красные неоштукатуренные стены с белыми наличниками разнообразных по форме окон выделяются на фоне деревьев.

                Тогда же с восточной границы парка, по Садовой улице, архитектор Неелов заменяет сплошной кирпичный забор ажурной оградой. Вдоль этой границы парка появляются каскадные пруды, соединенные небольшими плотинами. И как один из входов в парк строится здание Эрмитажной кухни, как и Адмиралтейство, сочетающее в себе, казалось бы,  не сочетаемое – реминисценции готики и классицизма. Одноэтажное краснокирпичное здание увенчано двухъярусной башней. Множественные акценты еще более украшают здание: в нишах стоят массивные декоративные вазы, лепные белые гирлянды вьются над аркой входа,  окнами.

                Кроме создания парковых видовых точек в виде различных павильонов, мостиков и тому подобное, мастеру много приходилось работать над текущими, повседневными делами. Следить за ремонтом палисадников, заменой отмостки у Эрмитажа так далее. Эта многотрудная деятельность вконец подрывает здоровье архитектора, и он умирает довольно молодым.

                На смену ему приходит сын Илья Неелов (1745-1792). Уже с лета 1774 года по указу императрицы Екатерины II, он принят на службу в качестве архитектора с окладом в 400 рублей. Он получает в свою команду мастеровых людей: лепщиков, краснодеревцев, мастеров позолотного дела. И вот уже Илья Неелов активно работает над украшением  летней императорской резиденции.

                В ряду его построек – Верхняя и Нижняя ванны. Павильон Верхняя ванна создан в стиле классицизма. В плане здание прямоугольной формы, по лицевому фасаду имеет трехгранный выступ. Выступ акцентирован дверью, филенка над которой выделена лепной гирляндой. Стены здания заканчиваются парапетом с балюстрадой. Глядя на этот павильон, прежде всего, удивляет с какой деликатностью вписано здание уже в сложившийся ансамбль регулярного парка. Также и Нижняя ванна (иначе Кавалерская мыльня) гармонично вписана в пейзаж. Она стоит не на аллее, а за деревьями, наискосок, чтобы не очень бросаться в глаза. План павильона  прост: шесть круглых и два прямоугольных помещений сгруппированы вокруг центрального восьмиугольного зала, стоявшего под куполом. Также Илья Неелов строит для фаворита Екатерины II  Григория Потемкина Баболовский дворец на берегу пруда у деревни Баболово. Это здание по своему виду является новым словом в архитектуре, имея ассиметричную композицию. Оно одноэтажное, состоящее из нескольких объемов, соединенных трехгранными башнями.

                Вместе с отцом Илья создает Крестовый мост в Новом саду. Там же воздвигает Китайский театр – довольно простой снаружи и богато убранный изнутри. Самой выдающейся постройкой Ивана Неелова является великокняжеский флигель, великолепно завершающий  Садовую улицу. Здесь он смело соединил барочную махину Большого Царскосельского дворца с классицистическим зданием. Флигель  впоследствии архитектор Василий Стасов перестроил для нужд лицея. Если бы ничего Илья Неелов не создал за свою жизнь, а только это здание, то все равно в выдающиеся архитекторы он был бы записан точно. Надо отметить, что Илья Неелов, еще находясь в пенсионерской поездке в Италии, был избран академиком Климентинской академии в Болонье за свои рисунки античных зданий и сооружений. Так что его там ценили!  А на своей родине подобного почитания не было. В октябре 1780 года в Царское Село приезжает шотландский архитектор Камерон, и внимание императрицы сразу переключается на него. Он получает оклад в 1800 рублей, квартиру, выезд. Екатерина распоряжается – подчиняться Неелову, вновь приехавшему архитектору. Что стало оскорбительным для Неелова. И с этих пор он работает в постоянном  соперничестве с Камероном. А за Нееловым уже сложившаяся команда помощников, мастеров. Все это и непосильная нагрузка выматывает архитектора, и он умирает, когда ему стукнуло 48 лет, в 1792 году.

                Тогда ему на смену заступает младший брат – Петр Неелов. Петр Неелов состоял на службе более 60 лет, но своих самостоятельных построек было немного. В основном, рабочее время у него отнимали ремонт и перестройка уже существующих объектов Царского Села. Также он создал два альбома с постройками Царского Села – с чертежами, планами, рельефами, над большинством из которых работали его ближайшие родственники. Ныне эти альбомы хранятся в музее-заповеднике «Царское  Село». До нынешнего времени дошла кузница на мастеровом дворе, которую спроектировал и построил Петр Неелов. Это здание в перестроенном виде находится по адресу:  улица Малая, дом 14а. Ему же приписывают проект дома Теппера де Фергюссона, а также дачи Е.П.Кочубей.

Все архитекторы Нееловы похоронены на Кузьминском кладбище. Это семейное место является единственным захоронением, которое находится под охраной государства на этом кладбище. Но состояние захоронений нуждаются в реставрации.

Марина Орлова

 

Вид на Большом озере в Царскослеьском парке. Акварель Г.С.Сергеева. 1790-ые годы.

 

 

Эрмитажная кухня. Фасад. Чертеж из альбома И.В.Неелова. 1779

 

 

Вид форса Катальной горы на Большом пруду. Гуашь А.П.Захарова. Конец XVIII века


Назад