Экскурсия в район Аппендицита

  • 03.07.2018 15:36
  • 415 Прочтений

7 июня 2018 года краеведы, под руководством краеведа, поисковика Константина Пансофьевича Сидоренко, сходили посмотреть район «Аппендицит», где во время Великой Отечественной войны немецкие войска клином вошли в нашу оборону.

                Началась экскурсия от монумента «Ополченцам». Именно здесь стоят надолбы с табличками, на которых написаны дивизии и полки,  защищавшие город Ленина с 1941 года 17 сентября до 24 января 1944 года. 169 стрелковый полк, 1 танковый полк, 292 ОПАБ (ОПАБ – отдельный пулеметно-артиллерийский батальон), 267 ОПАБ, 34 ОПАБ, 86 стрелковая дивизия, 72 ОПАБ, 34 ОПАБ, 275 истребительная авиационная дивизия. 85-ая стрелковая дивизия 110 стрелкового корпуса, 70 стрелковая дивизия, 73 корпусной артполк. За столь знакомым обликом монумента располагается камень со словами, что отсюда в январе 1944 года войска 110 корпуса начали свое наступление. Здесь же можно видеть реконструированную землянку с ходами сообщения, где спустя более 70 лет нас ожидала красивая большая лягушка. Ей было невдомек, да и многим из нас ныне живущих, что тогда эта земля, находящаяся с правой стороны от Петербургского шоссе мемориала «Ополченцам» до нынешнего «Экспограда» несколько раз переходила из рук в руки. Что здесь, до сих пор! – находят стреляные гильзы от нашего оружия и немецкого. Останки снарядов, частей пулеметов. И в день экскурсии краеведы нашли на земле множество гильз.

                Константин Пансофьевич, родившийся в 1938 году, вместе с семьей переехал в город Пушкин в 1944 году. Через несколько лет он, как многие мальчишки города, стал искать на линии обороны военные трофеи. Не для всех эти поиски были удачны. Увы! – мальчишки подрывались на минах, получая ранения.  Константин Пансофьевич горячился, если бы мой внук попал на поле в то время, то уже на второй день его бы не стало. Потому как он лезет без раздумий куда угодно, не думая о последствиях.

                За время поиска в районе Аппендицита, Константин Пансофьевич сделал множество открытий. Так, побывав на линии немецкой обороны, проходящей по небольшой насыпи  вдоль Варшавской линии до водохранилища реки Кузьминки, он поведал краеведам немало.  На насыпи до сих пор видны бревна от дотов, рытвины от траншей. Наши, когда пытались наступать на эту насыпь, то немцы их нарочно подпускали близко, чтобы затем полить смертельным огнем. В 2000 году в низине, с другой стороны Варшавской дороги, возле этой насыпи поисковики нашли останки двух советских солдат, вероятно, раненых в бою, которых перевязывала девушка-санинструктор. Их хорошо видел фашист с высотки отсюда. Он застрелил и девушку и добил солдат. Сначала поисковики поставили здесь крест, а затем останки перехоронили в Кондокопшино.

                Здесь же на насыпи до сих пор стоит металлический столб, на который навешивалась колючая проволока по системе Бруно. С этим столбом ничего нельзя сделать, настолько он глубоко врыт в землю. Как говорит Константин Пансофьевич, столб даже там на глубине зацементирован, да и в него вставлен металлический стержень, который опять же зацементирован. Вообще, объясняет Константин Пансофьевич на линии немецкой обороны всегда можно было чем поживиться. Найти то прессованный хлеб, то остатки от бутылки вина, котелки. А вот на нашей линии обороны делать было нечего. Ничего там особенного не находится. Конечно, не считая останков от советских солдат. Еще он хранит подошву от сапог красноармейца. Видимо, хозяин их был домовитым человеком, он умело пришил подошву к сапогу.

                Жилищный массив «Экспоград» активно застраивается. И, наверное, сюда, на «Аппендицит»,  тоже придет строительная техника. И хорошо, что краеведы воспользовались возможностью побывать на Аппендиците, на земле, политой кровью наших защитников.  О той земле, о которой написал Владимир Высоцкий:

Вцепились они в высоту, как в свое.
Огонь минометный, шквальный…
А мы все лезли толпой на нее,
Как на буфет вокзальный.

И крики «ура» застывали во рту,
Когда мы пули глотали.
Семь раз занимали мы ту высоту —
Семь раз мы ее оставляли.

И снова в атаку не хочется всем,
Земля — как горелая каша…
В восьмой раз возьмем мы ее насовсем —
Свое возьмем, кровное, наше!

Марина Орлова

Фото автора

 

 

Начнем от мемориала "Ополченцам".

 

 

На поле и через 70 лет видны остатки дота.

 

 

В руках у Иогря Анатольевича обгоревший диск от пулемета.

 

 

Тот самы столб, который стоял и стоит у немецкой линии обороны. И никакие катаклизмы ему не страшны.


Назад