Вейс Зоя Андреевна

  • 17.02.2019 12:04
  • 448 Прочтений

Эта статья  родилась после встречи в клубе «Отечество» 13 декабря (библиотека им.Д.Н.Мамина-Сибиряка)  с Генрихом Николаевичем Вейсом. Он рассказал о своих родителях – Зое Андреевне и Николае Викторовиче Вейс – сотрудниках Павловского дворца-музея. Они пришли на работу во дворец еще до Великой Отечественной войны. В блокадную зиму 1941-1942 жили в Исаакиевском соборе, охраняя и сберегая экспонаты пригородных музеев. Вместе с ними жил и Генрих Николаевич, которому в ту пору было  семь лет.

            Николай Викторович родился в 1902 году. Свой трудовой путь он начал с учеников судостроительного завода. Оттуда он ушел добровольцем в Красную армию, участвовал в гражданской войне. В 1921 году из-за ранения его демобилизовали. По окончании педагогического института им.А.И.Герцена преподавал в школах логику, психологию. Работал экскурсоводом-консультантом в Аничковом дворце. Но все это время он стремился к научной работе. 24 ноября 1933 года его приняли на работу в Павловский дворец-музей в качестве научного сотрудника 2-го разряда. Тогда он записал в дневнике, что чувствует, эта работа во дворце - надолго.

            Зоя Андреевна родилась в 1915 году в многодетной семье, где росло 10 детей. Но настолько жизнь была тяжелой, что выжило всего лишь двое – она и Ольга, которая была младше ее на 10 лет. В 1930-м году она окончила трехгодичную школу подростков. В этой же школе ей дали навыки швейного дела, что впоследствии пригодилось в жизни. В 1934 году Зоя Андреевна отдыхала по путевке в доме отдыха, который размещался во флигеле Павловского дворца. Здесь она познакомилась с Николаем Викторовичем, а вскоре они поженились. В 1935 году в семье рождается сын Генрих, через год дочь Маргарита. Но, несмотря на свою занятость детьми, у Зои Андреевны было неистребимое желание учиться. Она обладала легким нравом, веселым характером, и окружающим людям казалось, что ей все дается легко. В это время она учится в институте искусств им.Зубова, слушает лекции при Эрмитаже. А с началом лета 1935 года она начинает работать экскурсоводом в Павловском дворце и парке. Тогда семья Вейсов живет на территории парка в районе Висконтьева моста в так называемом домике «Крик». А в 1935 году Николай Викторович, будучи не только научным сотрудником, но и методистом, принимает на работу экскурсоводом Анну Ивановну Зеленову. С тех пор Анна Ивановна и Николай Викторович с Зоей Андреевной становятся друзьями на оставшуюся жизнь, вместе перенося радости и горести. Но тяжелых испытаний на поколение родителей Генриха Николаевича выпало неизмеримо больше.

            Сразу после начала войны сотрудники музея стали упаковывать экспонаты, которые отправляли в эвакуацию. Те, скульптуры, которые из-за их габаритов невозможно было отправить, зарывали в землю сразу вблизи  от того места, где они стояли. Мраморные статуи, находившиеся во дворце, снесли в подвал дворца, где закрыли их новой кирпичной стеной. 28 июля Анну Ивановну Зеленову назначили  уполномоченной по эвакуации, а 28 августа и вовсе -  и.о.директором. В это время Зою Андреевну вместе с детьми, где были и ее чада, отправляют в эвакуацию, но затем они возвращаются снова назад. А Николай Викторович и Анна Ивановна последними покидают территорию дворца, когда лесник их предупреждает о появлении немцев на окраине парка. Они всю дорогу идут пешком под несмолкаемую канонаду и приходят в Исаакиевский собор.

            В Исаакиевском соборе сложилась в сентябре 1941 года уникальная ситуация. Здесь под одним куполом объединились в единый коллектив хранители, сотрудники, директора пригородных дворцов, пришедшие  к ранее прибывшим сюда «своим» экспонатам. Здесь, в подвальном помещении собора и в его главном зале хранились всю блокаду 120 000 предметов из пригородных дворцов Ленинграда: Петергофа, Гатчины, Павловска и Пушкина. И здесь, в  Исаакии, предстояло пережить самую трудную блокадную зиму Вейсам – Николаю Викторовичу, Зое Андреевне с детьми.  Всего там обосновалось 72 человека, среди которых было трое детей. Генрих Николаевич отметил: «Взрослым было намного тяжелее, чем детям. Каждый раз при приеме пищи взрослым надо было принять решение - сколько дать ребенку и - сколько оставить себе». За время блокады умерло 20 человек взрослых, детей спасли всех. Генрих Николаевич помнит, что в помещениях - нишах подвала не было света, тепла. Тут же спали на деревянных нарах, отгораживаясь занавесками. Температура в соборе была чуть теплее, чем на улице. А по стенам текла вода. От этого приходилось постоянно вынимать экспонаты и их просушивать. Сушили здесь же, на портике собора. Понимая, что детям необходимо двигаться, их иногда заставляли чистить снег на портике. Величественные колонны портика воспринимались маленьким мальчиком, как слоновьи ноги. С тех пор, многие годы, если случались у Генриха Николаевича какие-то неприятности, то по ночам снился сон, что на него надвигаются слоновьи ноги, грозясь задавить.

            Николай Викторович в соборе был главным хранителем, а Зое Андреевне пришлось для поддержания детей пойти работать санитаркой в госпиталь. Сестра же Зои Андреевны – Ольга, которая после смерти их матери, воспитывалась в семье Вейсов, работала в охране, заведовала ключами, в частности, от колоннады. Туда она пропускали военных и студентов консерватории, чтобы они, обладавшие прекрасным слухом, еще до подлета вражьих самолетов их улавливали,  сообщали по телефону дежурному противовоздушной обороны. Весной 1942 года семья выехала из собора из-за нездорового микроклимата в дом, располагавшийся у Церкви святой Екатерины на Съездовской линии. Тогда Генрих с Маргаритой пошли в детский сад. Однажды по дороге домой, они увидели воздушный бой. Генрих Николаевич помнит, как люди стоящие на паперти церкви, с напряжением наблюдали за боем. Эта церковь ему памятна еще и тем, что потом здесь обосновался институт, где он проработал 56 лет.

            В начале сентября 1942 года семья Вейсов эвакуировалась в Сталинск (ныне Новокузнецк). Там Николай Викторович работал преподавателем в техникуме, а Зоя Андреевна воспитателем в детском саду. Накануне объявления победы Зоя Андреевна была награждена почетной грамотой, где были и такие слова «за материнскую заботу»! Взрослые, находясь в далеком городе, были на связи с Анной Зеленовой. Последнюю назначили директором Павловского дворца сразу после освобождения Павловска. Сохранилось ее письмо от 20 февраля, где она с ужасом пишет, что нет больше Розового павильона, домика «Крик», да и сам дворец сгорел… Вскоре Николая Викторовича вызывают на работу в Павловск, он с собой берет Генриха. Первое время Генрих живет у матери Анны Зеленовой у Анны Тимофеевны на улице Бродского (ныне Михайловская улица).  Здесь Генрих продолжил учиться в первом классе 222-ой школы (бывшая Peterschule), расположенной на Невском проспекте. По окончании учебного года он жил вместе с отцом в Павловске в «директорском доме». Это был двухэтажный деревянный дом (не сохранился), который стоял у оранжереи. Жили вместе с отцом в конторе,  где музейные сотрудники днем работали. А вечером контора превращалась в их дом. Тогда отец вел с ним долгие разговоры по логике, философии, психологии. Эти разговоры давали настолько глубокие знания, что они заложили фундамент на всю жизнь Генриха. Сын же задавал отцу наивные вопросы, вроде таких: «О чем может говорить радио, если нет войны?», «А правда, что после войны отменят карточки и можно купить столько хлеба, сколько захочешь?»

            После победы в Павловск вернулась и Зоя Андреевна с Маргаритой. В «директорском» доме им выделили комнату, и стали они жить, но не как в сказке, а трудно. Анна Зеленова «выбивала» средства на восстановление дворца, и весь ее коллектив старался разобрать завалы во дворце. Сохранить то, что осталось от былой красоты. Остатки кусочков фресок, лепнины – все тщательно выбиралось из золы, мусора, нумеровалось и ставилось на полку в хранилище. Собирались совещания по реставрации, где люди обсуждали, как лучше реставрировать, с чего начать, как. На них присутствовали от управления культуры Ленинграда Станислав Валерьянович Трончинский, главный архитектор Федор Федорович Олейник, заведующая научным отделом Наталия Ивановна Громова, главный хранитель Николай Викторович Вейс. Зоя Андреевна также работала во «дворце» старшим научным сотрудником. Любопытный факт: она провела 22 июня 1941 г. последнюю экскурсию по парку, а в 1951 году ей довелось провести первую послевоенную экскурсию по парку. Так, замкнулся круг.

            Для улучшения жилищных условий сотрудников, им отремонтировали два дома по адресу: улица Островского дома № 8 и № 10. Они стояли в Павловском парке. Здесь поселились ведущие специалисты – научные работники, архитекторы, художники, реставраторы. На втором этаже в двухкомнатной квартире разместилась семья Вейс. Но в квартире не было ни туалета, ни воды. Из Эстонии привезли коров. У семьи Вейсов в разное время была корова, свиньи, куры. А под окном развели огород. Покос для коровы выделили в районе Белой Березы Павловского парка. Ухаживали за скотиной и огородом все – взрослые и дети. И только в свободное от основной работы время. К тому же, Зоя Андреевна занималась постоянно по ночам, учась на заочном отделении института им.А.И.Герцена. В 1951 году она его окончила, но диплом не получила в виду отсутствия документа о среднем образовании.

В 1951 году Зоя Андреевна была избрана Депутатам Павловского Городского Совета Депутатов трудящихся и Председателем постоянной комиссии по народному образованию.  Но, несмотря на всю тяжесть тогдашней жизни, взрослые много сил и времени уделяли детям. Для них они ставили театральные постановки, читали им стихи, книги. Новый год, да и другие советские праздники всегда проходили весело. Зоя Андреевна организовала ребят во дворе, и они поставили волейбольную сетку, сделали площадку. С 1947 года по 1952 год Зоя Андреевна была руководителем художественной самодеятельности  Павловского Дома культуры. За это время она поставила на сцене Дома Культуры несколько спектаклей. В репертуаре шли классические пьесы по Гоголю, Толстому. Сохранилась любопытная фотография Анны Ивановны Зеленовой в образе Коробочки из «Мертвых душ», где та на  сцене уплетает блины. Самое интересное заключалось в том, что они были настоящие! Для того чтобы восстановить дворцовые интерьеры, прежде всего, надо было определиться, на какой период их восстанавливать, и как можно точней с исторической и художественной точки зрения воссоздать их, такими как были. Зоя Андреевна для реставрации интерьеров написала 88  «Научных справок». А каждая справка составляла исследовательский труд. Так, историческая справка к реставрации парадной лестницы включала в себя 48 страниц, к будуару императрицы Марии Федоровны –  49 страниц. Все научные справки ныне хранятся в архиве ГМЗ «Павловск». Часто Генрих Николаевич становился дома свидетелем горячих обсуждений матери и отца по тому или иному вопросу, касающегося реставрации дворца. Вскоре Зоя Андреевна стала совмещать работу во дворце с работой экскурсоводом в Городском экскурсионном бюро (ГЭБ) в Ленинграде. Работая в ГЭБе, Зоя Андреевна и там  возглавила художественную самодеятельность - «Капустник».

            В это же время у мальчишек во дворе протекала своя жизнь. И часто она сопровождалась с опасностями. Парк и город был начинен снарядами, взрывчатыми веществами. Однажды Ксения Ивановна Куровская, сотрудница дворца из соседнего с ними дома № 8, собиралась в гости с сыном Алексеем. А тот крутил детонатор, он и взорвался. Парень лишился руки. А другой приятель Генриха Николаевича Эдик Телькинен увидел, как мальчишки возятся с миной у колонки. Схватил ее и отбросил, но она в воздухе взорвалась. Он лишился правой руки, глаза и ноги. Несмотря на тяжелое увечье, он выучился на журналиста,  работал в газете «Смена». Почему-то Эдуард Телькинен отвечал за сельское хозяйство и передвигался по своим объектам на одной ноге. Вот такие были люди, поражается сейчас Генрих Николаевич.

            Также Генрих Николаевич отметил, с какой быстротой налаживалась общественная жизнь города Павловска. Сотрудники дворца всегда принимали участие в праздничных демонстрациях, они шли от дворца к улице Красных Зорь, где проходил небольшой митинг у администрации. Также он вспоминает, что вокруг домов на улице Островского все просматривалось сквозь парк, которого не было, а стояли только небольшие пеньки. От дома был виден идущий по железной дороге дымящий паровоз. Тогда сотрудники дворца-парка провели «попенную» инвентаризацию, целью которой стало выяснение, какие росли деревья раньше. Затем посадили деревья. Теперь здесь вновь прекрасный парк.

            Генрих Николаевич окончил железнодорожную школу в Павловске, и три года затем проучился в 406-ой мужской школе в Пушкине. Между тем, Зоя Андреевна ушла на постоянную работу в ГЭБ. Там она в 1953 году была признана «Лучшим экскурсоводом». Кроме обзорных экскурсий и экскурсий по пригородным дворцам, она вела литературные экскурсии: о Пушкине, Некрасове, Блоке, Есенине. Особенно пламенно любила Маяковского и впоследствии в 1992 году написала о нем книгу («С Маяковским по Санкт-Петербургу»). А в 1955 году Зоя Андреевна родила третьего ребенка: Виктора.

В пенсионные годы  Зоя Андреевна освоила «водную»  тематику, и водила экскурсии на теплоходах по Балтийскому , Черному и Каспийскому морям, по Ладоге и вниз по Волге.   Даже перечисляя все события, произошедшие с Зоей Андреевной, не перестаешь удивляться ее энергии, трудоспособности, выносливости, женской мудрости и терпеливости. И все эти качества скрывались под веселым нравом и легкой обворожительной улыбкой красивой женщины.

            Что же касается трудовой жизни Николая Викторовича, как он чувствовал, так и сбылось – он проработал в качестве главного хранителя в Павловском дворце  долго. Даже свое 90-летие он справил в Павловском дворце. Таким образом, сбылись его слова, записанные когда-то в дневнике.

            Но все же в статье не удалось рассказать о многих людях, которые шли по жизни с нашими героями. Но те, кто пришел на встречу, прочитал эту статью, наверное, поймет главное, что нынешнее благополучие сегодня взращено и идет от оптимизма  и труда этих людей – поколения, на долю которого выпало пережить войну и возрождать былую красоту.

Марина Орлова

Фото автора и из архива Генриха Вейса

 


 

Генрих Николаевич Вейс на лекции в библиотеке.

 

 

Зоя Андреевна Вейс в 1946 году.

 

 

Зоя Андреевна Вейс в научном отделе.

 

 

Зоя Андреевна и Николай Викторович в 1934 году.

#Зоя_Андреевна_Вейс #блокада #Исаакиевский_собор #Павловск 



Назад