Хармс Даниил

  • 25.05.2021 16:41
  • 354 Прочтений

Принято считать, что жизнь Даниила Хармса целиком связана с Петербургом и Ленинградом. Здесь он родился, взрослел, творил… Здесь, в тюремной больнице, Даниил Иванович умер в блокадную зиму 1942 года. Но далеко не все знают, что нынешний город Пушкин, который в 1920-е и 30-е годы назывался Детским Селом, сыграл в его судьбе особую роль.

 

Условно можно выделить три периода, которые связывают Даниила Хармса со знаменитым петербургским пригородом.  Первый — дореволюционный, когда Даня был еще ребенком…

В январе 1904 года в семье Ивана Павловича Ювачёва, бывшего народовольца, который много лет провел в царских тюрьмах и ссылках, а к тому времени был служащим Управления государственными сберегательными кассами, родился второй сын — Даниил.

Его мать, Надежда Ивановна, была педагогом и заведовала Убежищем принцессы Ольденбургской. Ее старшая сестра, Наталья Ивановна Колюбакина, окончила Бестужевские курсы и Екатерининский институт, была преподавателем русской словесности и директором Царскосельской Мариинской женской гимназии. В гимназии служила классной дамой и младшая сестра, Мария Ивановна Колюбакина, как и старшая, не имевшая семьи. Сестры жили вместе, и к ним на лето приезжала Надежда Ивановна с маленьким Даней. Отец по долгу службы был постоянно в разъездах и руководил воспитанием сына в письмах к жене.

Со второй половины мая 1907 года Надежда Ивановна с полуторагодовалым Даней жила у сестер больше двух месяцев в доме купца Круглова, который стоял недалеко от пересечения Церковной и Магазейной улиц, но до нашего времени не сохранился. За это время она написала Ивану Павловичу 46 писем, в которых много рассказывала о сыне — об их прогулках по парку и разных событиях, которые с ними случились. Об этих письмах совсем недавно стало известно, благодаря петербургскому исследователю Николаю Кавину.

Другой адрес, где жили сестры Колюбакины: Магазейная ул., 38 / Леонтьевская ул., 42. — Дом Гасселя. Здесь летом 1913 году Надежда Ивановна с восьмилетним Даней жила в квартире своих сестер. Это был трехэтажный купеческий дом с высокими арочными окнами, которым с начала XX столетия владела О. П. Белосельская. К счастью, этот дом сохранился почти без изменений.

Второй «детскосельский» период Даниила Хармса относится к началу 1920-х годов, когда после тревожных и голодных лет революции и Гражданской войны родители приняли решение о необходимости продолжить прерванное образование Дани и отправили его в Детское Село под крыло тети — Натальи Ивановны. Здесь Даниил два года учился во 2-й Детскосельской единой трудовой школе.

Наталья Ивановна Колюбакина, как вспоминала ее ученица Наталья Зегжда, «…была во всех отношениях выдающаяся женщина, умная, энергичная, и ее убрали с этого поста, когда Горсовету показалось ее руководство школой слишком буржуазным…».

Другой ее ученицей и одноклассницей Даниила Ювачёва была Мария Семенова, известная как Мария Петровна Руденская, незаурядный музейный работник, автор проекта создания мемориального Музея-Лицея в Пушкине и первый хранитель этого музея. Руденская вспоминала, что стены в квартире Наталья Ивановны были украшены многочисленными фотографиями Льва Толстого. Дело в том, что отец Хармса был лично знаком с великим писателем, приезжал в Ясную Поляну, писал ему письма.

Воспоминания Руденской о Данииле Ювачеве содержат интересные подробности: «Когда Даня Ювачев в первый раз появился в нашем классе, то даже классная комната сделалась словно меньше, таким большим он показался нам. Даня был совсем не похож на мальчиков, каких мы обычно привыкли видеть вокруг себя. Одетый, помнится, в коричневый с крапинкой костюм, в брюках до колен, гольфах и в огромных ботинках он казался совсем взрослым молодым человеком. Пиджак его был расстегнут, и виднелся жилет из той же ткани, что и костюм, а в маленький карманчик жилета спускалась цепочка от часов, на которой, как мы узнали впоследствии, висел зуб акулы. Черты его лица были крупные, а глаза — небольшие, он сел рядом с Колей Никитиным и вытянул ноги далеко за парту. Это был четвертый мальчик в нашем классе…»

В воспоминаниях Руденской до нас дошли и другие любопытные подробности детскосельской жизни Хармса. Он жил у тети в служебной квартире, которая находилась в самом здании школы на Леонтьевской улице, спал в отдельной комнате. По утрам Наталья Ивановна говорила ему: «Надо вставать, Даня». А он с вечера привязывал сапоги за веревочки, которые дергал, и они стучали. Из кровати он говорил тете сонным голосом: «Да, да, я уже встал», а сам продолжат досыпать.

В день окончания школы, как вспоминала Мария Петровна, они всем классом стали фотографироваться на улице и расселись на траве. И тогда Даня быстро нарвал большой букет трилистника, клевера без цветов, и с этим букетом так и сфотографировался. Правда, эта общая фотография ни у кого из бывших одноклассниц Хармса не сохранилась.

В июле 1924 года, закончив школу, Даниил Ювачев переехал в Ленинград. Но в Детское Село после этого он приезжал неоднократно, чтобы навестить любимую тетю, и в первые годы после окончания школы Даниил даже выступал здесь на литературных вечерах. Некоторые из своих поездок в Детское Село, которое он по-прежнему называл Царским, Даниил вкратце описывал в своих записных книжках.

В конце двадцатых годов Наталья Ивановна была отстранена от должности заведующей школой, а затем и от преподавательской работы. Она поселилась на улице Революции (теперь Малая улица), в двухэтажном деревянном доме № 27, который был разрушен во время войны, и работала библиотекарем в Павловском техникуме птицеводства.

Общение Даниила с Натальей Ивановной продолжалось все годы, он приезжал к ней в Детское Село, они переписывались. К сожалению, сохранилось только два письма и одна небольшая записка, написанная Хармсом, по всей видимости, во время его приезда: «Дорогая Наташа. Кофея я не смогу пить. А лучше пройдусь еще на часок в парк, чтобы воспользоваться тем, что называют природой, или попросту „самим собой“».

21 сентября 1933 года он посылает Наталье Ивановне трогательное стихотворение «Подруга», посвященное ей и написанное в ответ на какое-то стихотворение, которое она отправила Дане. А 2 августа 1938 года к 70-летию Натальи Ивановны Хармс написал ей целый рассказ «Поздравительное шествие».

В записных книжках Хармса есть запись, которая называется «Что я люблю». Среди перечислений всего того, что было для Хармса главным и ценимым в жизни, например: «Люблю писать. Люблю наблюдать приятных мне людей… Люблю хороший юмор. Люблю нелепое… Люблю записные книжки, чернила, бумагу и карандаши» и так далее, есть и такая запись: «Люблю гулять в Екатерининском парке Царского Села».

Один из последних приездов Даниила Хармса уже в город Пушкин произошел в воскресенье 22 июня 1941 года. В этот день вместе со своей сестрой Елизаветой он навестил Наталью Ивановну. Через два месяца, 23 августа, он был арестован сотрудниками НКВД у себя на квартире.

Сергей Щавинский

Даниил Хармс.

Иван Павлович Ювачёв.

Наталья Колюбакина.

Дневники Ивана Ювачёва.



Назад